Берестова Людмила

ЛЮДМИЛА БЕРЕСТОВА

Людмила Петровна родилась в 1951 году в Октябрьском районе Приморского края. В 1971 году после окончания фармацевтического отделения Владивостокского медицинского училища приехала по распределению в город Лесозаводск. Стихи для детей начала писать после сорока лет, когда появился первый внук. Печаталась в городской газете «На берегах Уссури», в «Лукоморье», «Литературном меридиане», в дальневосточном ежегоднике «Сихотэ-Алинь». В 2002 году издала сборник стихов для детей «Заблудившаяся лягушка», в 2006 году – книгу «Ябеда-корябеда», в 2019-м — «Детское время». Автор книги рассказов для детей «Неограниченные возможности» (2010). Живёт в Лесозаводске.


 

 

– Мам, мы завтра в поход идём! – Васька ворвался к маме на кухню, как вихрь, впрочем, как всегда. Потянул носом, и рука сама полезла под полотенце, которым был прикрыт только что испечённый пирог.

– Мамочка, пироги! А с чем?

Мама шутливо хлопнула его по рукам:

– А ну-ка переодеваться и мыть руки.– И пока Васька наскоро выполнял распоряжение, продолжала:

– Да твои любимые, с мясом.

У них в семье никогда не пекли сладкие пироги. Папа любил с капустой или с мясом, мама – с рыбой, а Васька – только с мясом, причём не с мясным фаршем, а порезанным на кусочки и, чтобы луку побольше, тогда пирог становится ароматным и сочным.

– Мам, мы в поход завтра пойдём, – повторил Васька, откусывая кусок, – Ты мне с собой пирога положи, ладно. Ирина Анатольевна сказала взять с собой сухой паёк, то есть, чтобы не готовить там, а взять уже готовую еду.

– Ладно, уж, что-нибудь придумаем. А куда пойдёте?

– Так в поход же! Я же тебе сказал. – Васька смотрел на маму с удивлением.

– Вася, поход – это не место, куда идут, а мероприятие, на котором куда-нибудь идут.

– Тогда я не знаю, – Васька пожал плечами, – но, наверное, недалеко, ужинать-то дома будем. 

– Что ещё сказала Ирина Анатольевна?

– Сказала, чтобы обувь была удобная. А ещё разрешила взять с собой какую-нибудь игру. Я, наверное, возьму мяч. Хотя все собираются взять мячи. Что там делать с таким количеством мячей? Можно было взять бадминтон, но воланчик потерялся. Может, я возьму дротики? 

– Нет, Василий, это опасная игрушка. Возьми лучше фотоаппарат, который тебе дядя Витя подарил. Фотографировать ты умеешь. Вот и будешь фотокорреспондентом в вашем походе, а потом можно выпустить стенную газету про поход.

– Мам, ну ты молодец. Я бы в жизни сам не догадался. Да и фотик маленький, места много не займёт. – Васька так обрадовался, что тут же побежал в комнату за фотоаппаратом. Это был недорогой цифровой аппарат, пользоваться которым было очень просто. И, что важно, не надо было менять кассеты с плёнкой. 

Целый вечер Васька посвятил сборам в поход. Рюкзака у него не было, поэтому он решил приспособить для этого свой прошлогодний ранец. Сложил в него приготовленные вещи: перочинный ножик, спички, компас с наполовину отломанной стрелкой, карту – листик, вырванный из учебника «География родного края». Он обменял этот листик у соседа-семиклассника за цветной американский журнал с комиксами, который ему ещё в прошлом году привёз из плавания мамин брат дядя Витя. Все те комиксы Васька уже знал наизусть, а карта была такая неизведанная и загадочная. Мама собрала «сухой паёк»: кусок пирога, два помидора, огурец, немного колбасы, бутылку «Фанты», большое яблоко и горсточку Васькиных любимых сосательных конфет «Дюшес». Ещё она положила льняную салфетку, которую Васька потом незаметно вытащил и оставил дома. «Вот ещё! Салфеточки, рюшечки. Что, я девчонка, что ли? – подумал Василий.

Утром, наскоро позавтракав, он помчался к школе. Возле огромного тополя уже толпились одноклассники. Васькины глаза по привычке быстро обшарили группу ребят, ища Леру. Её не было видно, и Васька забеспокоился. Но вот он увидел её светлую головку. Лера сидела на корточках под деревом с девчонками. Они палочками рисовали что-то на земле, при этом тихонько похихикивая. Васька вздохнул. Он не помнил, когда это началось, но эта девочка как-то странно на него влияла. Когда Лера на него смотрела своими большими серыми глазами, Ваську распирало от избытка энергии. Он вёл себя неестественно, выпендривался и хвастался. Иногда даже затевал потасовки с мальчишками, чтобы показать, какой он сильный и смелый. Но взгляд у Леры тогда становился замкнутым и осуждающим. В такой момент он ненавидел её. Хотелось подойти к ней и стукнуть побольнее, чтобы она заплакала. А потом пожалеть её, как он жалел свою маленькую двоюродную сестрёнку. Вот такие противоречивые чувства Лера вызывала у Васьки. Но, однако, Васькины глаза жили как бы отдельно от него. И каждое утро, заходя в класс, они сначала отыскивали Леру, потом успокаивались и продолжали жить нормальной жизнью.

Все были в сборе. Вот на крыльцо школы вышла Ирина Анатольевна. Она была не совсем обычно одета – в брюках и в бейсболке и поэтому была похожа на молоденькую девчонку. Она и на самом деле была молоденькая. После института ей дали классное руководство в 1 Б классе и вот она второй год с ними. Девчонки её обожали. На её столе всегда лежали или конфетка, или яблочко, или домашнее печенье, тайно оставленные маленькими воздыхательницами.

– Здравствуйте, второй Б! – Ирина Анатольевна улыбалась, одновременно внимательно разглядывая своих второклашек, – почему не у всех головные уборы?

– Да есть, есть, мы потом наденем, когда солнце будет печь, – загомонили мальчишки, боясь, что их сейчас отправят домой.

– О! Света Нежина, а где твоя мама? Она ведь обещала пойти с нами.

– Ирина Анатольевна, она просила передать свои извинения, что не смогла пойти. У них на работе какой-то мажор.

– Но я одна не могу. Надо ещё кого-нибудь взрослого, – учительница растерянно развела руками.

– Да мы уже не маленькие, Ирина Анатольевна. Пойдёмте. Всё будет нормально. Мы будем слушаться, – ребята уговаривали учительницу.

Посмотрев на ребят и представив, как они расстроятся, если отменить поход, Ирина Анатольевна приняла решение:

– Ну, что ж. Если все готовы, давайте строиться в две шеренги. И пошли…

Они пересекли улицу, потом ещё одну. Потом прошли ряд домов и оказались на опушке лесного массива. Деревья росли не очень густо, и вся рощица просвечивала насквозь. Заканчивался сентябрь, но погода стояла по-летнему тёплая, хотя осень уже показывала себя во всей красе. Разноцветье красок от привычного зелёного до золотисто-жёлтого и багряно-красного вызывало восторг. Девчонки бросились собирать красивые листья и шишечки, которые валялись на земле. А мальчишки подобрали себе палки и сражались, как саблями. Так они прошли рощицу по протоптанной дороге и оказались у подножия высокого, но пологого холма.

– Ребята, давайте поднимемся на эту сопку. Там есть хорошие поляны, да и вид оттуда прекрасный, – предложила Ирина Анатольевна и все с энтузиазмом принялись покорять вершину, – А мальчики должны помочь девочкам, где-то руку подать, где-то поддержать, как это делают джентльмены.

Ваську сразу потянуло оказаться рядом с Лерой. И, хотя руку он постеснялся ей подать, но был готов оказать помощь. Но Лера была очень ловкой девочкой и оказалась на вершине раньше всех. Василию пришлось не отставать от неё, чтобы не опозориться, но, добравшись до цели, он тяжело пыхтел, и помощь впору было оказывать ему.

– Ребята, а теперь оглянитесь и посмотрите вниз, – Ирина Анатольевна улыбалась.

Все оглянулись и загалдели на разные голоса, потому что зрелищу открылась панорама города. Как на ладони были видны улицы, знакомые дома, даже школу было видно.

– Вон, смотрите, наша школа. Такая маленькая. 

– А вон там мой бывший детский сад!

– Смотрите, смотрите, какой-то дым. Может там пожар?

– Да нет. Это дворники листву жгут.

– Какой наш город красивый! А так, пока по улице идёшь, никакой красоты не замечаешь.

Ребята ещё пошумели немного и разбежались по поляне. Кто-то вытащил мячик и стали легонько перебрасываться, потому что мяч мог легко улететь вниз. Девчонки затеяли плести венки из листьев. Как они умудрялись это делать? И вот уже у Леры на голове золотистый нимб, или даже золотая корона, как у королевы. Васька вспомнил про фотоаппарат и стал фотографировать Леру. Она засмущалась и отвернулась. Васька стал фотографировать всех подряд. Мальчишки позировали, принимая разные смешные позы. А девочки хихикали, делали вид, что отворачиваются, но на самом деле оказывались в кадре первыми. Затем они захотели сняться по очереди с Ириной Анатольевной, но Ваське это быстро всё надоело, и он согласился сфотографировать их всех вместе, разом.

Пока они устраивались, решая, кто будет стоять рядом с учительницей, на поляне появились «гости». Это были четыре подростка лет по 15 – 16. Увидев второклашек, они развязно загоготали и принялись делать вид, что сейчас начнут их ловить всех по одному.

– Эй! Малявки! А вы чего здесь делаете? – расставив руки, наступал на них самый старший верзила, – Это наша полянка. А ну-ка выметайтесь отсюда, а не то вам дядя больно сделает.

 – Прекратите немедленно, – Ирина Анатольевна встала перед верзилой, – вы чего детей пугаете? 

– А ты кто такая? Ты что ихняя вожатая? – из-за спины верзилы выскочил рыжый пацан, – ты, чо, раскомандовалась?

– Это наша учительница, – выступил вперёд Васькин друг – Лёха. Он был повыше всех в классе и считался самым сильным. Васька встал рядом с ним.

– Учительница?! Ой, умора! А мы думали, что она ваша одноклассница, – хулиганы откровенно наслаждались моментом, чувствуя своё превосходство в силе и наглости и видя испуганные глаза девчонок, заводились ещё сильнее, – Ну и что ты, учительница, можешь нам сделать? 

– Она нам двойки по поведению поставит, – заржал третий.

Ирина Анатольевна сняла бейсболку и подошла вплотную к верзиле, который от неожиданности попятился и этим вызвал смех у второклашек. Он тут же встряхнулся и чтобы реабилитировать себя в глазах друзей, схватил учительницу за руку. Прошла будто бы секунда, но все видели, как в замедленном кино, как долговязая фигура перевернулась в воздухе и шмякнулась об землю. Наступила пауза. Верзила поднялся с земли:

– Ты… Вы… Чего это дерётесь?

– Я не дерусь. Я применила приём самообороны. У меня первый разряд по самбо. Если не хотите неприятностей, уходите подобру-поздорову. Дети здесь первый раз в жизни в настоящем походе и я не хочу, чтобы у них остался в памяти этот неприятный инцидент, – Ирина Анатольевна нагнулась, подняла свою бейсболку и лихо надела её снова, теперь уже козырьком назад.

– Да мы и не собирались тут оставаться. Подумаешь, первый разряд! Да мы, если бы только захотели… – рыжий что-то растеряно бормотал и отходил к краю поляны, – пошли, пацаны, что связываться с этими малявками.

Верзила тоже было пошёл за ним, но оглянулся и произнёс сквозь зубы:

– Ладно, мы уходим, но с тобой ещё встретимся, учительница.

– Скатертью дорожка!

Всё это время второклашки стояли, как загипнотизированные. Чего-чего, но такого они от своей учительницы не ожидали. Это же надо! Первый разряд по самбо! А они ничего не знали!

– Ирина Анатольевна, как вы его на землю уложили!

– А я так испугалась!

– А где вы таким приёмам научились?

– Я не могу поверить! Наша Ириночка Анатольевна…

– А рыжий то, рыжий, перепугался и первый дал дёру…

Чувство победы и гордость за свою учительницу переполняло души ребят. Они вспоминали и вспоминали эпизоды недавнего происшествия.

– Ирина Анатольевна, мы тоже хотим заниматься самбо, – мальчишки обступили учительницу, оттеснив девочек. Количество поклонников явно выросло вдвое.

– Обязательно научу. Только самбо – это не просто силовые приёмы, это – дисциплина в первую очередь и упорство. Если вы готовы следовать этим правилам, то скоро и начнём занятия. А теперь, по-моему, наступило время обеда, не так ли?

 Все потянулись к своим сумкам, рюкзакам. Расселись по краям поляны, отвернувшись друг от друга, и начали шуршать обёртками. Ирина Анатольевна сначала недоумённо посматривала на своих второклашек. Потом сказала:

– Ребята, так в походах не обедают. Надо делать общий стол и складывать всю еду в один, так сказать, котёл. Чтобы ощутить общность момента и почувствовать плечо товарища. Как в песне поётся: «И хлеба горбушку и ту пополам…»

Васька уже здорово проголодался и, что греха таить, ему было жаль делить свой кусок пирога, но, глядя, как девчонки расстилают свои скатёрочки на середине поляны, он тоже отправил свои припасы на общий стол. Только яблоко оставил в кармане, на всякий случай.

 Сидя за импровизированным столом, ребята ели всё-таки свою еду и поначалу вели себя скованно, но потом расшевелились, начали подшучивать друг над другом. В конце концов, расшумелись так, что Ирине Анатольевне пришлось успокаивать наиболее активных. 

После обеда, всех разморило на солнышке. Играть и бегать не хотелось и девчонки уговорили Ирину Анатольевну рассказать какую-нибудь историю. 

– Ну, хорошо. Если будете слушать, расскажу.

И она рассказала увлекательную историю про больного мальчика, которого спас гениальный доктор. Мальчик умирал от воспаления лёгких и доктор заменил ему часть лёгких на жабры так, что он мог дышать и воздухом и жить под водой, как рыба. Мальчик вырос и превратился в прекрасного юношу, которого тянуло к людям. Однажды он увидел красивую девушку и влюбился в неё. Но отец девушки был жадным человеком и отдал её в жёны богатому и корыстному судовладельцу. Кроме того, он рассказал своему зятю о юноше, который может находиться в воде очень долгое время. И судовладелец решил поймать этого юношу и заставить работать на себя, доставая из морских глубин жемчуг, который очень дорого стоил и использовался в женских украшениях. В конце концов, это ему удалось. Он посадил юношу в бочку с несвежей водой и продержал его там непозволительно долго, так, что теперь юноша не мог дышать воздухом, а мог жить только в море. Его спасли друзья и доктор, а также девушка, которая тоже его полюбила. Но быть вместе, им было не суждено. Они простились навсегда. Этого юношу звали «человек-амфибия».

Девчонки слушали и хлюпали носами, у мальчишек на лицах читалось разочарование, хотя они делали равнодушный вид и подсмеивались над девчонками.

– Ну что? Пора домой? – Ирина Анатольевна поднялась и стала отряхиваться от прилипших листьев, – солнышко уже на закат перевалило.

Все начали собираться, подбирать раскиданные по поляне вещи.

– Ой! Как не хочется уходить! Здесь так хорошо!

– А кто видел мой мяч?

– Ирина Анатольевна, а Петров мои шишечки раскидал.

– А ты – ябеда-корябеда!

– Ребята, заканчивайте. И все пошли вниз, – учительница проследила взглядом опустевшую поляну.

До школы добрались всего за полчаса, то есть почти в два раза быстрее. Вот парадокс – обратный путь всегда короче. У школы попрощались и разошлись по домам, каждый со своим впечатлением и какой-то неуловимой грустью. Василий тоже было отправился домой, но, вдруг резко развернулся, догнал Леру и сунул ей в руку яблоко, при этом покраснев как рак. Лера улыбнулась ему и сказала:

– Спасибо. Правда, сегодня было хорошо?

– Угу, – Васька кивнул.

– А ты – молодец, смелый. Как вы с Лёхой за Ирину Анатольевну заступились, – она помолчала, потом добавила, – Завтра воскресенье, приходи на нашу детскую площадку, там хорошо.

– Ладно, приду, – Васька улыбался. Он немного пришёл в себя, – Ну, тогда  до завтра, – и вприпрыжку счастливый побежал домой.

 

 

Оставьте ответ

Введите ваш комментарий!
Введите ваше имя здесь

восемнадцать − два =