Николай Зиновьев

НИКОЛАЙ ЗИНОВЬЕВ
Николай Александрович родился в станице Кореновской. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, на филфаке Кубанского государственного университета. Автор нескольких поэтических сборников. Секретарь правления Союза писателей России. Лауреат международного конкурса «Поэзия третьего тысячелетия». Его стихи были опубликованы практически во всех литературных журналах России. Сделаны переводы на китайский, сербский и армянский языки. Член редколлегии «Бюро Постышева».



 

* * *

Снова эти кроны, кроны…
Снова этот лунный серп.
Что я видел в жизни, кроме
Этих ив и этих верб?

Но как вспомню, сколько крови
Льётся в нашем мире, о!
Слава Богу, что я кроме
Верб, не видел ничего.

 

* * *

Я люблю эти старые хаты
С вечно ржавой пилой под стрехой.
Этот мох на крылечках горбатых…
Так и тянет прижаться щекой.

Этих старых церквей полукружья
И калеку на грязном снегу
До рыданий люблю, до удушья.
А за что — объяснить не могу.

 

На сенокосе

Покряхтев и поохав,
Дед отладил косу.
И шагнули мы «с Богом»
По колено в росу.
Дед столетью ровесник,
Он и тут впереди —
Даже на спину крестик
Сбился с впалой груди.
Так и шли мы, к полудню
Я чуть ноги волок.
И, признаюсь, не помню,
Как упал на валок…
Высоко в поднебесье
Уходил в облака
«Миг», похожий на крестик
Моего старика.

 

* * *

Дерутся пьяные в проулке,
Мешая с матом хриплый крик.
Прижавшись к грязной штукатурке,
На остановке спит старик.

Смеётся пьяная девица,
Садясь в попутный «мерседес»,
Её литые ягодицы
За нить подёргивает бес.

На пустыре с начала мая
Идёт строительство тюрьмы.
Всё это жизнью называя,
Не ошибаемся ли мы?

 

* * *

Юность шуткой прошла неуместной,
Зрелость тоже, как видно, пуста.
Только детство, как всякое детство,
Походило на детство Христа.
Потому и сияет оттуда,
Через толщу безрадостных лет,
Незакатный, пожизненный свет…

 

* * *

Все женщины разные очень,
Особенно в жаркие ночи:
Одна молчалива, как птица.
Другая пылает, как зорька.
А есть та, которая снится.
Которая снится. И только.

 

В детском саду

Над клумбой бабочки порхают,
И небо льётся синевой.
В тени песочницы играют
Солдаты третьей мировой…

 

* * *

Вспомнится давнее-давнее:
Дворик с травою густой,
С яркими синими ставнями
Домик саманный, простой.

Еду к отцу моей маменьки
На молоко и на мёд.
Кто хоть когда-нибудь маленьким
Был, меня, знаю, поймёт…

Больше и вспомнить мне не о чем,
Не во что ткнуться душой.
Дальше пошли одни мелочи
Жизни по сроку большой.

 

* * *

Я не пахарь и не воин
У своей родной земли.
Я поэт. Мой ум раздвоен,
Словно жало у змеи.

Я поэт. Счастливой доли
Быть не может у меня,
Как нет запаха у соли,
Как нет вкуса у огня.

 

* * *

Я бьюсь над смыслом бытия,
Но ты войдёшь с улыбкой влажной,
Возьмёшь халат свой за края —
И ничего уже не важно…

Кем эта власть тебе дана?
В судьбу на радость и на муку
Тебя швырнул мне сатана
Или Господь привёл за руку?

 

Бессмертие

Тучи сизые нависли.
Глубь России. Ночь. Вокзал.
«Понимаешь, нету жизни», —
Мужику мужик сказал.

Прокатилась по буфету
Эта фраза. Стали пить:
«Наливай! Где жизни нету,
Там откуда смерти быть?»

 

* * *

Когда не радует уже
Сердца родимая природа —
Мы на последнем рубеже…
Попятный шаг — и нет народа.

 

Апокалипсис в России

Когда Господь сойдёт с небес,
Он всех низвергнет в ад, карая.
И только очередь в собес
Переведёт к воротам рая.

 

* * *

Я не знаю, куда нас несёт
Наша тройка, в былом удалая,
Но бросает её и трясёт
Так по русским холмам, что растёт
Каждый миг население рая.

 

* * *

Где русские тихие песни?
Хотел бы их слышать. Вотще.
Крикун же заморский, хоть тресни,
Мне нужен, как волос в борще.

Где русские квасы и каши?
Где русский на избах венец?
Где русские женщины наши?
Где русская речь, наконец?

Россия любимая, где ты?
Какой смёл тебя ураган?..
Остался на ветку надетый
Небьющийся русский стакан.

 

У монумента жертвам гражданской войны

Над легендарною тачанкою
Плывут неспешно облака.
И ветер песнь поёт печальную
В гранитных гривах. На века
Застыли кони оголтелые,
На постаменте солнца блик,
Кладу к нему букет гвоздик.
Гвоздики красные и белые…

 

Старая фотография

Это — старая улица Мира.
Золотые, родные года!
Я, как странник на пачке «Памира»,
Там остался душой навсегда.

Пусть там хаты стоят не по нити,
И плетни пацанятам по грудь,
Вы на окна, на окна взгляните! —
Без решёток они. Вот в чём суть.

 

Не замай!

Мы песни поём, коль нам плохо.
И плачем, коль нам хорошо.
Да, мы не от мира. От Бога.
Вы нас не замайте ужо.

Теснили нас разные орды.
Врывались к нам в сумрак избы
И конские жаркие морды,
И танков холодные лбы.

И был в своё время, как НАТО,
Зело популярен Мамай,
И Гитлер, и… Хватит? Не надо?
Ну то-то. Смотри, не замай!

 

2 Комментарии

  1. Я в восторге! Как жаль, что мы так плохо знаем наших современников, и практически не интересуемся поэзией. А иногда ее так не хватает

Оставьте ответ

Введите ваш комментарий!
Введите ваше имя здесь

14 − десять =