Четверг, 22 октября, 2020
More

    Светлана Гольдман.
    А смерти — нет

    Сначала вы дружите. Говорите, говорите – так, как будто молчали до этого сто лет, не меньше. 

    Пьёте кофе по утрам. По вечерам – отправляете и получаете особенные сообщения. В них уже прописано ваше будущее, только вы его ещё не видите. 

    Смеётесь. Много. Больше, чем грустите. У вас удивительно совпадает чувство юмора. И система координат. И угол зрения. И привычки, и вкусы. Вы вообще похожи, как брат и сестра. А потом вдруг (для вас — вдруг, но мы же помним: всё уже было прописано) вокруг вас обоих начинает нагреваться воздух.  

    Внезапно, как вам кажется, возникшая страсть шипит и отскакивает от всех углов, как шаровая молния, поджигая и оплавляя все углы, всю проводку, всё нажитое. Вы зачарованно и испуганно следите за действом и даже не пытаетесь что-то сделать. 

    Да и что можно сделать с огненным шаром, неизвестно откуда прилетевшим? Страсть накаляет ваши тела до состояния бреда от высокой температуры. Как будто у вас общий вирус

    Дни становятся бесконечными, как бывает в Заполярье, а ночи… Ночей почти нет: или вы не спите, потому что вместе, или не спите, потому что не вместе.

    А потом приходит любовь. Садится и смотрит на вас совиными глазами. Теперь она всегда с вами. Между вами,свидетелем вашего безумия. И соучастником.

    Сколько с тех пор прошло дней, месяцев, лет? Много, теперь ведь всё в жизни быстро и коротко. Мало, ничтожно мало. Не имеет значения. Потому что наступает очередное прозрение: это больше, чем любовь, которая похожа на все сюжеты из всех фильмов и всех книг.

    Которая живёт у кого три года, у кого семь лет, у кого – до оловянной свадьбы. И уж совсем редко – до серебряной, когда привычка почти полностью «замена счастию», но и она не спасает.

    Между вами происходит иначе, страшнее. Свадебная музыка или похоронная саундтреком — не разобрать. Нет, вы такого не хотели (и не такого, трёх- и семилетнего – тоже), но оно чувствуется. 

    Чувствуется вечность, которая – безвременье. И во все эти бессчётные века нужно быть сильным

    Мы ведь все, признаемся уже, плачем в первую очередь из-за себя, потому что мы останемся без того, кто ушёл, кто нас любил, нам дарил себя и своё, так нам необходимое. Даже на похоронах. Мы лишаемся любимого человека, и нам, как эгоистичным детям, обидно, страшно и горько, нам всерьёз кажется, что ушедший нас бросил, посмел оставить.

    Потеря

    А пока он с нами, страх потери его нам невыносим.

    Считается, что любовь не такая: она не держит и всегда готова отпустить.

    Это неправда.

    Она не готова.

    Просто в любви человек преступает всякую черту. И возвышается над собой, хочет он того или нет.

    В этом главное отличие любви от её суррогатов.

    Ещё бы было не страшно! Когда дали так много, много и спросят. Уже спрашивают.

    Но, как сказано нам, «радости вашей никто не отнимет у вас». 

    Радости, вопреки всему, в этой смертельной любви столько, что можно, кажется, ей захлебнуться.

    Вокруг столько горя, боли, болезней, смертей. А ты любишь, и, значит, совсем без шкуры. Уязвим вдвойне. За себя и любимого.

    Ты любишь. И, значит, должен найти резервы для храбрости, для веры и для жизни. Мы бессмертны, пока любимы.

    А смерти — нет.

    * * *

    Да, мы нарушили запрет,
    И даже не один.
    Такой закрученный сюжет
    Немых кинокартин.
    Такой изысканнейший плен
    Угля и мела.
    И старых довоенных лент
    Мир чёрно-белый.
    Давай заварим чёрный чай
    В фарфоре белом.
    Ты слёз моих не замечай,
    И боли в целом.
    Давай ещё смотреть кино,
    Друг друга пить.
    И за звеном цеплять звено
    Одной цепи.
    И нас с тобою, как сугроб,
    Укроет плед.
    И на двоих один озноб,
    А смерти – нет.

    Светлана Гольдман

    Колумниcт, член редколлегии «Бюро Постышева».

    Оставьте ответ

    Введите ваш комментарий!
    Введите ваше имя здесь

    два × 3 =

    Выбор читателей

    Виктор Богданов. Письма литературным девственникам. Часть 8

    ВИКТОР БОГДАНОВ Поэт, прозаик, эссеист, публицист, критик, редактор. Родился в Омске в 1972 году. Пишет и печатается с 1988 года. Публиковался во многих литературных газетах,...

    Владимир Тыцких. Кажется мне

    ВЛАДИМИР ТЫЦКИХ Родился на Рудном Алтае, окончил Усть-Каменогорское медицинское училище и Киевское высшее военно-морское политическое училище. Служил на кораблях и подводных лодках на Балтике и...

    Поэтический блокпост Владимира Силкина

    Подготовлено студией «Паруса» Общества изучения Амурского края.   Поэтический Блокпост Владимира Силкина Советский и российский писатель, заслуженный работник культуры Российской Федерации (Википедия) Владимир Александрович Силкин 14 октября отмечает 65-летний юбилей....

    Виктор Богданов. Письма литературным девственникам. Часть 1

    ВИКТОР БОГДАНОВ Поэт, прозаик, эссеист, публицист, критик, редактор. Родился в Омске в 1972 году. Пишет и печатается с 1988 года. Публиковался во многих литературных газетах,...