Пятница, 17 сентября, 2021
More

    Валерий Котеленец. Жизнь на птичьем языке

    Валерий Котеленец. Жизнь на птичьем языке

    ВАЛЕРИЙ КОТЕЛЕНЕЦ
    Родился в 1954 году в городе Асино Томской области.
    Публиковался в журналах «Урал», «День и ночь», «Плавучий мост», «Алтай» «Культура Алтайского края» и других. Автор девяти книг поэзии и прозы. Сборники стихов: «Другая жизнь» (1990), «Небесный поединок» (1994), «Тихие стихи» (1996), «Середина земли» (2001), «Рукопись» (2015), «На тёмной стороне Земли» (2019). Проза: «Ваятель облаков» (1999), «Ангел-хранитель» (2001), «Лилия долин» (2007). Лауреат муниципальной премии города Барнаула(2002 г.), премии журнала «Урал» (2012 г.), Всероссийской премии имени Мамина-­Сибиряка (2018) и др.
    Руководил литературной студией. Член Союза российских писателей.
    Живёт в городе Барнауле.

     

    * * *

    В Летнем саду осыпаются липы.
    Плавают ржавые листья в пруду.
    Дождь нескончаемый. Вздохи и всхлипы
    ветра осеннего в Летнем саду.

    Люди в плащах торопливы и хмуры.
    Дворник метлою скребёт тяжело.
    Только Психея глядит на Амура,
    не замечая, что лето прошло.

     

    * * *

    В бесцельной сутолоке,
    в поисках напрасных
    проходят наши лучшие года.

    Мы — только куколки
    тех бабочек прекрасных,
    которыми не станем никогда.

     

    * * *

    Мир накренился в крутом вираже.
    Небо трещит от созвездий.
    Счастье живёт на шестом этаже
    в нашем подъезде.

    Надобно только очнуться душе
    и воспарить невесомо…
    Счастье живёт на шестом этаже
    пятиэтажного дома.

     

    * * *

    Над поверженным злом торжествуя,
    так легко в упоеньи слепом
    заступить за черту роковую,
    где добро обращается злом.

    И с тупым постоянством закона
    повторяется всё под луной.
    И герой, победивший дракона,
    обрастает его чешуёй.
    Валерий Котеленец. Жизнь на птичьем языке

     

    * * *

    Так случилось.
    Не твоя вина,
    что любовь была обречена.
    Обожгла —
    и сгинула в мгновенье.

    Почему же
    в памяти своей
    вечно возвращаешься ты к ней,
    как убийца
    к месту преступленья?

     

    * * *

    Вот и кончился антракт.
    Раздвигаются портьеры…
    Новый день — как новый акт
    нескончаемой премьеры.

    Драма — старая как мир —
    вздор, бессмыслица… Однако
    потрясает, как Шекспир
    в переводе Пастернака.

    Утро. Крыши. Облака.
    Брюки сохнут на балконе.
    У посудного ларька —
    Клеопатра и Антоний.

     

    * * *

    Поздно молиться. И каяться поздно уже.
    Всадник на бледном коне показался вдали.
    Дай напоследок прижаться душою к душе
    на островке из-под ног уходящей земли.

    Знает лишь Отче Небесный, чьи души спасти.
    Час приближается. Вечность подходит к концу.
    Дай мне прижаться к тебе и покой обрести.
    Это не слезы, а звёзды текут по лицу…

     

    * * *

    Мы с тобой хотели счастья.
    Мы его и получили.
    Только что-то больно мало —
    уместилось в кулаке.
    Это всё не в нашей власти.
    Это всё не в нашей силе.
    Это просто нашептала
    жизнь на птичьем языке.

    Мы, конечно же, не против,
    что любовь не просит хлеба.
    И судьба для нас, конечно,
    никакой такой не враг.
    Только этот дом напротив
    загораживает небо.
    Только этот снег кромешный
    не закончится никак.
    Валерий Котеленец. Жизнь на птичьем языке

     

    * * *

    Какие люди были… Глыбы!
    Без них сей мир зело убог…
    Вот вы ноктюрн сыграть смогли бы?
    …И я не смог.

    Мы пали жертвами искусства
    в своей придуманной стране…
    Вот вам строку диктует чувство?
    …И мне.

     

    * * *

    Вот и прошла гроза,
    будто и не была.
    Синяя стрекоза
    в воздухе замерла.

    Слышишь, гроза прошла —
    та, что была в душе.
    Только не помни зла —
    всё позади уже.

    Ясные небеса.
    Белые облака.
    Синяя стрекоза —
    словно любовь, хрупка…

    * * *

    Гложет сердце чёрный страх
    о грядущем дне.
    Мир стоит не на китах —
    на тебе и мне.

    Отличишь ли свет от тьмы?
    Смерть — от бытия?..
    А в ответе — только мы.
    Только ты и я.

    На последнем рубеже
    мы стоим с тобой.
    И не выиграть уже
    этот смертный бой.

     

    * * *

    Ни времени, ни вечности самой
    ещё на свете не было тогда.
    И свет ещё не притворялся тьмой,
    и небом — твердь, и сушею — вода.
    Ничто ещё не встало на места.
    И солнце не проклюнулось во мгле.
    Земля была безвидна и пуста…
    И что-то там горело на столе…

     

    * * *

    А молодость слепа
    И глупостью чревата.
    Но знаньем таковым
    мы души не спасём.
    Я виноват лишь в том,
    в чём ты не виновата.
    А это значит, что
    я виноват во всём.
    За счастье и любовь
    мы задолжали миру.
    Вон видишь — там, в ночи —
    летящая звезда…
    Она красна как кровь.
    Её зовут Нибиру.
    Она настигла нас.
    Она летит сюда.

    Оставьте ответ

    Введите ваш комментарий!
    Введите ваше имя здесь

    19 − 8 =

    Выбор читателей