Вторник, 19 октября, 2021
More

    Ирина Соляная. Серёжка

    Ирина Соляная

    ИРИНА СОЛЯНАЯ
    Кандидат юридических наук. Публиковалась в журналах «Аврора», «Южная звезда», «Сибирские огни», «Юности», в «Литературной газете», и в других изданиях.
    Победитель номинации «Проза» международной премии «Антоновка сорок плюс» (2019 ), финалист конкурса-фестиваля русской словесности «Во славу Бориса и Глеба» (2019 ), номинант премии года журнала «Сибирские огни» (2019 ), победитель международного конкурса поэзии «Поэзия Ангелов Мира» (2020).
    Произведения Ирины входили в шорт-лист конкурса «Новый старт-2019» (изд. «Анимедия»), в лонг-лист премии «Русский Гофман» (2020 ), в лонг-лист конкурса «Русский Детектив» (2020).

     

    Серёжка тускло поблескивала на бетонном парапете у подножия сфинкса. Не удивительно, что я нашел её, ведь в это нахмурившееся утро я вышел на прогулку, едва рассвело.

    Два камешка — мелкий и покрупнее, ненадёжная, как знак вопроса, застёжка. Оценщик ломбарда скривился: «Вес около 2 граммов, вставка — фианит. Популярная имитация бриллиантов. Проба золота — 585». Я кивнул и направился к выходу, когда оценщик добавил: «Кстати, дужка серьги изготовлена кустарно. Из сплава хирургической стали». Эта фраза прозвучала странно, даже шокирующее. Хотя именно после неё я укрепился в мысли, что пропажа кому-то дорога, и напечатал объявление, расклеив его у моста. В ожидании звонка я представлял, как белокурые локоны треплет настойчивый невский сквозняк, высокая тоненькая девушка поправляет волосы и задевает пальцем ухо. Серёжка падает… Мне слышались тонкий звон удара металла о парапет и хрустальный голос девушки.

    Три дурацких звонка от охотников за лёгкой добычей не удивили меня. Вечером же позвонила женщина. Она прислала по WhatsApp фотографию второй серёжки, и мы условились встретиться.

    Измождённая, плоскогрудая старуха в надвинутом на лоб платке ждала меня у сфинкса. Её безбровое лицо расплылось в счастливой улыбке.

    Сережка— Знаете, — сказала она торопливо, — сначала химиотерапия, потом операция… Я теперь не могу носить даже золото. Такая аллергия… Какая удача, что вы вернули мне серёжку!

    Я сумбурно попрощался, перебежал дорогу и нырнул в колодец первого попавшегося двора. Мне слышался лязг хирургической стали, которым исправляли ошибку природы, отрезая от женщины все лишнее. И серёжка падала на парапет, как ненужная безделица.

    Оставьте ответ

    Введите ваш комментарий!
    Введите ваше имя здесь

    семнадцать − двенадцать =

    Выбор читателей