Бюро Постышева. Марианна Боровкова

МАРИАННА БОРОВКОВА
Поэт, педагог, психолог. Родилась и выросла в Москве. Окончила филологический факультет педагогического института, позже получила образование психолога-консультанта. Лауреат второй премии «Народный поэт» 2015 г. Номинации «Выбор жюри»; лауреат «Чемпионата Балтии по русской поэзии – 2019»; лауреат «Чемпионата Балтии по русской поэзии – 2018»; лауреат «Чемпионата Балтии по русской поэзии – 2017»; обладатель специального приза в номинации «Неконкурсные стихи» «Чемпионата Балтии по русской поэзии – 2016»; участник поэтической гостиной «Шапировские вечера», участник поэтических чтений на различных литературных площадках, мероприятиях, книжных ярмарках. Основные публикации на сайтах Стихи.ру, Поэмбук, на литературном портале «Белый Мамонт», в литературном альманахе «45 параллель». Автор поэтического сборника Книга «Стихи ручной работы», 2015 г. издательства Российского союза писателей. Член Российского союза писателей с 2014 г.


 

 

Звезда-ярутка

Солнце оборвётся на полуслове.
Под ребром забьётся ручная птица.
Осень истечёт виноградной кровью –
Древоточец ею и причастится.

Человек в чулане чужое спрячет:
И звезду-печаль, и звезду-надежду.
Опрокинет облако свет горячий –
Замолчит, замрёт колокольчик нежный.

Но пока живые поют цикады,
И дожди питают собою землю,
Я не отведу ни руки, ни взгляда
От того, кто рядом со мною дремлет.

А едва замёрзнет вода под утро,
И туман поёжится и растает,
Загорится в небе звезда-ярутка –
Маленькая, тёплая, золотая.

 

Из осени

Бюро Постышева. Из осени
С жёлтыми листьями и поводком в руке…

Я ухожу из осени налегке –
Листьев охапка и поводок в руке.
Не приучилась шапки носить, зонты.
Связь не доступна. Разведены мосты.
Рядом гуляет ветер сторожевой,
Крутит хвостом, гладить даёт живот,
Тянет, скулит и всё норовит сбежать.
А под ногами звёзды ничком лежат.
Всадники крепко держат своих коней.
Каждый октябрь становится всё трудней
Распознавать в петропавловских облаках
Ангела золотого с крестом в руках.

Я ухожу из осени насовсем.
Дождь остаётся вниз головой висеть.
В реку ныряют и плещутся фонари.
Что-то такое выгорело внутри.
Что-то такое привнесено извне:
Больше не снится – ​вот и не спится мне.
Каменным львам неуютно лежать впотьмах –
Холодно, голодно, скоро совсем зима.
Кутаюсь в серый туман, как в громоздкий шарф,
Не разглядеть лица, но тепло дышать –
Так и шагаю, не узнанная никем,
С жёлтыми листьями и поводком в руке…

 

Для радости

Радужные крылья за плечами,
Верный барабанщик впереди – ​
Осень нам дана не для печали,
А для пущей радости в груди.

Пёсий сап, котовий тихий стрёкот
И зрачка расширенного темь.
Ласточке теперь одна забота –
До границы с раем долететь.

Пахнет догоревшими кострами,
Вересковым ветром, чабрецом.
Бабочка не то, чтоб умирает –
Засыпает с траурным лицом.

Ночи длинны, сны неуловимы,
Мыши хлопотливы и шустры.
Звёздную плотву проносит мимо –
Прямо в золочёные миры.

Кажется, что эта жизнь приснилась
Муравью, улитке и осе:
Притворились, в слово превратились,
Перевоплотились разом все.

 

За счастьем по пятам

За счастьем по пятам
Иди-иди за счастьем по пятам…

Лицом светлеет айдаред в садах,
Течёт по нёбу тёплый мёд небесный,
Полыни разгорается звезда,
Чтоб оказаться с путеводной вместе.

Прозрачный пруд скрывает стрекозу,
Ей обещая рай на дне кувшинки.
Тревожит тишину осиный зуд –
Донельзя надоевшая пластинка,

Набившая оскомину: игла
Царапает расшатанные нервы.
Плакучая баюкает ветла
Дыханье затаивших водомерок.

Иди-иди за счастьем по пятам,
Пока не стёрлась сердца позолота,
Пока легка обида на кого-то,
Пока котомка памяти пуста.

Потом не хватит времени и сил,
В ночной прохладе нестерпимо станет.
Мелодию за пазухой неси
И яблочное семечко в кармане.

 

Безответное

Безответное. Бюро Постышева
А мыши шебуршат от скуки…

Созвездия сияют в лужах,
А светлячки горят в листве.
Ты думаешь, кому ты нужен,
И не находится ответ.

Вся жизнь мелькнёт перед глазами,
Рассыпется горошек снов.
Ты омовение слезами
Принять готов?

Путь отречения неблизкий:
Ступил во тьму – ​и был таков!
Лакает лунный кот из миски
Густые сливки облаков,

А мыши шебуршат от скуки
В подвалах памяти твоей,
И тянет запахом разлуки
Из всех щелей.

 

Музыка лета

Музыка лета. Бюро Постышева
Мокли пчёлы, бабочки, шмели…

Плакали озябшие фиалки,
Мокли пчёлы, бабочки, шмели –
До того крылатых было жалко,
Что мы их с собою унесли

В тёплый край, где бесконечно лето,
Мятный дух и южные ветра,
Где стрекозы жмурятся от света
С самого утра,

Спинки рыб на солнце серебрятся,
Разметались космы лебеды –
Вечный рай, где некого бояться:
Ни зверья, ни слова, ни беды…

И глядит земли зрачок туманный
Прямо в сердце. Смерти посреди
Как-то по-особому желанна
Музыка в груди.

 

Следующий

Разглядеть бы в зарослях камышиных
Стрекозы эмалевые крыла.
Постигала вечность с одним мужчиной,
А с другим спала.

Третий ревновал горячо и горько,
Следующий живо седлал коней.
Сколько их, внезапно пропавших, сколько
Возвращалось к ней.

А вода в реке всё темней и тише,
Над обрывом высятся облака.
Кто-то покурить на крылечко вышел,
Будто на века.

Бабочка, пчела, жук, оса, кузнечик –
Ближняя влиятельная родня.
В зелени листвы утешаться легче,
Греться у огня.

Кто она такая, чтоб сумрак леса
Не росой наполнился, но слезой?
То же мне, восточных кровей принцесса,
Ах ты, Боже мой!

Тень болотной выпи уносит ветер,
Дождь не прекращает навзрыд рыдать.
Самая таинственная на свете
Падает звезда.

 

На исходе слова

Мы не знаем, долго ли будет длиться
Тайное причастье теплу и свету.
Счастлива парящая в сердце птица
На исходе ночи, слезы и лета.

Счастлива цикада в тени зелёной,
Стрекоза на остром конце осоки.
Помнится, что было двоим влюблённым
Хоть в какую сторону – ​по дороге!

Юность вспоминается с грустью звёздной:
Ах, какое время, какое слово!
И поверь, мой друг, никогда не поздно
Вырастить из косточки сад вишнёвый.

 

Просыпайся!

Если выйти в шуршание мятное,
Ароматное и невнятное,
И лицо опустить в тишину,
Можно звёзды увидеть далёкие,
И услышать дыхание лёгкое,
И скольжение неба по дну.

Как балетные, встали на цыпочки,
Малолетние ёлочки-липочки,
Лес прозрачен и золотоног.
Мотыльки заполошные мечутся,
И заходятся в травах кузнечики,
Светлячок прячет лаковый бок.

Если спишь, просыпайся немедленно:
Птицы с ветром на ветке беседуют,
Дикой вишни пылают огни –
Горячи и слова, и касания,
В сердце глупые воспоминания
На все пуговки застегни…

 

Приметы

У вечности русалочьи глаза
И трепетное сердце человечье.
Тяжёлые плоды уронит сад,
Затёкшие свои расправит плечи,

Раскинет руки в золотой тени,
Ни облачка в густой небесной сини.
И мы с тобой останемся одни
Отныне.

Предчувствиям не подобрать и слов,
В пустом гнезде ни шороха, ни писка.
Трава, листок, перо – ​за слоем слой
Ложатся, и большое небо близко,

Так близко, что я слышу, как стучит
В твоей груди июльский скорый ливень.
Пронизывают лунные лучи
Тугую шкурку белого налива.

И сквозь неё я вижу семена –
Свет и вода, но всё же больше света!
Никто не помнит нас по именам,
Но по приметам.

 

Жёлтый свет

Сверху – ​дождь, а снизу – ​лужица,
В луже кружится звезда.
Небо жмурится от ужаса:
Заливает сны вода.

Тайны нет, есть запах яблочный,
Осторожный жёлтый свет.
На полёт беспересадочный
Выдай бабочкам билет,

Напрягая слух и зрение,
С птичьего переведи –
Вот и будет нам спасением
Злое тиканье в груди,

Треск цикады, звон кузнечика,
Стрёкот старого сверчка.
Только б ночь не искалечила
Богомола-дурачка,

Только б утром не растаяла
Приживалка-стрекоза!
Припозднившиеся стайные
Гуси тают на глазах.

Сколько остаётся времени?
Слов – ​на пару сигарет,
Счастья – ​на одно мгновение –
Выдохнуть и умереть:

Кто там вспомнит, было, не было –
До свидания, пора!
Чёрствая горбушка хлеба.
Яблочная кожура.

 

Улетели ласточки

улетели ласточки, осталась
тополей свинцовая усталость,
новое стремительное утро,
сахарной присыпанное пудрой.

растеряло прежнее убранство
золотое липовое царство:
с каждым днём бледнее и беднее,
лишь монетка медная на дне, и

расплескалась чашка с облаками,
под ногой блестит каштан, не камень,
между пылью, болью и полынью
сладко засыпает глаз павлиний.

сад теней темнеет у порога,
грифелем прочерчена дорога
от огня до будущего снега,
от меня до сердца человека.

 

Святой Грааль

Выйдешь пораньше – ​первый снежок блестит,
И розовеет рассвет у небес в горсти,
Злобится ветер, бранится, что пёс цепной,
А вдоль дороги созвездья стоят стеной.

Выйдешь, уставишься вдаль – ​индевеет лес.
Хочется крикнуть, рвануться наперерез,
Наперекор деревьям и облакам,
Не оставляя следов и – ​давай, пока!

Мышь затаится, затихнет сова в дупле,
Белка хвостом укроется потеплей.
Выйдешь, поёжишься, снова вернёшься в дом.
Поиск Грааля отложится на потом.

Дом пахнет женщиной, яблоком, чабрецом.
Кот на окне умывает своё лицо.
Тесто подходит. Нетронутый стынет чай.
Вот и уймись. И больше не умничай.

 

Закон случайных чисел

Случайных чисел – ​неслучайных дат
Течёт с небес прозрачная вода,
Смурными подгоняема ветрами.
Нам розы в руки головы кладут,
Лимонный месяц прячется в саду,
Где пламенные флоксы догорают.

Как жаль, что мы не брат и не сестра,
Наполненная вымыслом игра
С тончайшими оттенками печали
Нам заменяет сладость первых чувств,
И ёжится шиповниковый куст,
Поводит нервно стрекоза плечами.

Мы держимся так долго на плаву,
Целует дождь прогретую листву,
И сквозь неё просвечивает нежность.
Как жаль, что мы не муж и не жена,
Под тяжестью сгибается спина
И градом осыпаются черешни.

Любви сиянье больно для зрачка,
Вдруг обморок случится у сверчка,
Кузнечики таинственно затихнут.
Как жаль, что мы никто и звать никак,
А бабочка волнуется слегка,
Под лопухами прячется, трусиха.

 

Думала, не надо

В золотом хмелю, в синеве полынной
Думала, забуду тебя, остыну,
Думала, едино – ​жара, прохлада:
Раз тебе не надо и мне не надо!

Ноев мой ковчег утопает в ливнях,
Яблоки стучат, лопаются сливы,
Спелую иргу растащили птицы.
Сколько можно мучить меня и сниться?

В сердце огнецвет всё не отцветает,
Я венок сплетаю и расплетаю,
Я коней крылатых вожу в ночное.
И тебе я тоже не дам покоя:

Будешь тосковать над листом бурьяна,
Чистотел прикладывать к давним ранам,
А когда услышишь, как плачут кони,
То лицо уронишь в мои ладони.

Маятник замрёт, сложат кони крылья,
Ляжет им под ноги трава ковылья,
И слова рассыпятся светляками,
За собой коней моих увлекая…

 

Неисповедимы пути

Неисповедимы пути
Подсолнухи склоняют головы…

И нет тебя, как будто не было.
Тогда откуда этот свет?
Цветы и травы солнца требуют,
Чтоб каждый стебелёк воспет

Неугомонным птичьим щебетом,
Лебяжьим пухом окружён.
Хмель выжжен, так какого неба ты
Гвоздику дикую зажёг?

Им нет конца – ​горят полынные
Поля с обратной стороны.
Путями неисповедимыми
Обходят нас ветра и сны.

Подсолнухи склоняют головы,
Вся в золоте речная гладь.
Жара! Но почему ж так холодно
Тебя по имени позвать?

 

Перезимовали

курочка по зёрнышку склюёт,
за ночь проморозится бельё,
уши навострит кобель глухой –
вот и спи до первых петухов:

не ворочай думки, не замай –
там, глядишь, и кончится зима.

засыпалось трудно ли, легко ли,
как раздастся говор колокольный –
все другие переговорит,
родники откликнутся внутри,
волчья стая подберётся близко:
подпускай – ​на взгляд или на выстрел-

захлебнётся небо молоком,
загуляют ветры высоко,
веток перепутаются нити,
только стоит не сробеть и выйти –

вожака-то поминай, как звали!
там, глядишь, и перезимовали.

 

О первой любви

Распознать бы ливневый запах мая
В приоткрытой форточке февраля,
Где от первой нежности чуть живая,
Девочка смущённая – ​это я.

Бабочек лимонниц неровный почерк,
И прозрачный воздух короткой ночью,
И во мраке яблоня золотится,
И сияют лица!

Вспыхнула звезда, над землёй застыла,
Ветры гомонят в молодой листве.
Я забыла всё, что когда-то было,
Помню только этот небесный свет.

Тени от деревьев, как привидения,
Из других, неведомых измерений –
То ли знаки тайные на странице,
То ли птицы!

Змей ветхозаветный по веткам вьётся,
Ждёт, покуда вызреет райский плод.
Девочке не страшно, она смеётся,
Ей щекотно, весело и тепло.

Между новой встречей и расставанием
Сад с его стрекозами и цветами,
Будущего с прошлым неравный бой –
Первая любовь.

 

Про кита и человека

Про кита и человека
И вскипает вокруг вода…

непроглядная и густая
бесконечная даль морская
и кружит по ней синий кит
и движенья его легки

замедляясь на поворотах
словно он потерял кого-то
проплывает туда-сюда
и вскипает вокруг вода

а в глазах у него такая
непридуманная печаль
от печали не умирают
только маются по ночам

поднимается на поверхность
из глубин своих синий кит
потому что большое сердце
болит

эти звуки ни с чем не спутать
невесёлые песни будто
и сочувствуя горячо
песни слушает рыбачок

песни слушает ловит звёзды
заподозренные в родстве
пьют на пару солёный воздух
синий кит и его человек

 

Это я

я такая тихая по весне
не спешу и лишнего не беру
ничего не понял ты обо мне
выпустил из рук

вороны над крышей сигнал беды
а по дому мыши снуют шуршат
я теперь как ладана сладкий дым
тень от камыша

золотое облако над тобой
бабочка прозрачная поздний снег
ты стоишь в стекло уперевшись лбом
плачешь обо мне

и перебираешь слова слова
что бы мог сказать да вот не сказал
и похожи цветом трава листва
на мои глаза

выбежишь на улицу не одет
поглядишь а вишня белым-бела
тут ты и поймёшь что волшебный свет
это я была

 

Что мне твоя рука…

«Чем бы дитя…», но наше дитя – ​ничем.
Воздух весенний прозрачнее и звончей.
Лес веселее с наскока и напрямки.

Тысячу лет не касалась твоей руки.

Вниз по траве вдоль берега кувырком,
Ветер туманы срывает одним рывком,
И обнажается нежная суть реки.

Тысячу лет не касалась твоей руки.

Музыки много, но ты от рождения глух,
Снятся ночами тебе голоса разлук,
Певчие птицы нутро бередят другим.

Тысячу лет не касалась твоей руки.

Был безоружен, пленён и приговорён
К самому изначальному из имён,
Воин, хранящий преданность миражу:

Что мне рука, если сердце твоё держу.

 

Речь письменная и устная

Стрекозьих крыльев чистая слюда
И ленточка с обрезанной косички…
Не признавайся, что идёшь сюда
Молчать о личном,

Что мир, повёрнутый на правый бок,
Тебе милее, ближе и роднее –
Здесь женщина, любимая тобой,
И небо, распростёртое над нею:

Всё выше-выше ласточки летят
Всё громче-громче скрипочки играют.
Не признавайся, что ко мне тебя
Ведут по краю

Небрежно недописанной строки,
По бурному потоку устной речи.
А стрекоза вспорхнёт из-под руки,
А женщина шагнёт тебе навстречу.

 

Непослушное слово моё

о, поющие флейты, летящие ветры, литавры
половодья отрадного,
звёзд вдохновенный оркестр,
непослушное слово отложим, оставим на завтра,
но сегодня, но здесь
я ищу тишину в диких маках и нежной лаванде –
пусть поля подступают к раскрытому настежь окну!
мы герои с тобой, нас однажды представят к награде –
и подарят на память
невиданную весну:
золотое пространство любви – ​
удержи это время! –
мы прошли сквозь превратности снега по звонкому льду.
все, кого мы забрали с собой,
превратятся в деревья,
все, кого растеряли в дороге,
цветами взойдут,
а любимые самые – ​птицами за облаками,
неуёмными пчёлами станут в избытке тепла.
я ищу тишину, ты по-дружески мне потакаешь:
полюбуйся, какая герань во дворе расцвела!

 

История одной звезды

люлька звёздная качается
немота в саду камней
отрешённая случайная
падает звезда ко мне

и мерцает на ладони
так что кажется вот-вот
отгорит её агония
и затихнет и умрёт

золотистая прохладная
с терпким привкусом любви
это значит срочно надо мне
ей гнездо под крышей свить

хоть звезда а птица певчая
неизменный глаз да глаз
глянь как сонно и доверчиво
под стрехою улеглась

и над ней над спящей облако
замерло остолбенев
как же невозможно долго ты
добираешься ко мне

даже крылья даром выдали
и звезду чтобы светить
шаг шагни взмахни и выдохни
и лети уже лети

 

Маленькие радости

Сердце вскрылось – ​хлынул алый сок,
Иволги пролился голосок – ​
Зацвела весна, не перепутать!

Новосёлы шустрые в саду –
Вымазаны крылышки в меду,
Для досуга – ​ни одной минуты!

Женщина мечтает о простом:
Чтобы долго просыпался дом –
Фикусы, животные и люди

Оставались на своих местах,
И пока столовая пуста,
Женщина расчёсываться будет:

Смотрит дождь в окно, не проглядит,
Как халатик ходит на груди,
Высоко воланами взлетая!

Родинок созвездия дрожат,
Кожура скользит из-под ножа –
Солнечные дольки в чае тают.

Скоро распадётся тишина
На неё и вышедших из сна –
Радужного света изумленье!

Голубянка, головная боль,
Всё здесь – ​ликованье и любовь,
Всё здесь всполох, суета, цветенье!

 

Фото: pxhere.com/ru

Оставьте ответ

Введите ваш комментарий!
Введите ваше имя здесь

один × 2 =