More

    Виктор Богданов. Солнечный холод

    Виктор Богданов
    ВИКТОР БОГДАНОВ
    Поэт, прозаик, эссеист, публицист, критик, редактор. Родился в Омске в 1972 году. Пишет и печатается с 1988 года. Публиковался во многих литературных газетах, журналах, альманахах и антологиях России. Участник, дипломант, лауреат, член. Живёт в Омске.

     

    * * *

    Солнечный холод, слова любви
    ты растворила во мне. И снова —
    в лёгких моих кислород. А ты
    знаешь все дозы лекарств и ядов.

    Так возвращайся весной всегда
    в дом этот старый — хотя бы ветром.
    И уходи, унося в рюкзаке
    скомканный шарик бумажный — пространство.

    Да, это будет любовь. Зато
    ей не придётся зачахнуть в стенах.
    И от сосуда, истлевшего в прах,
    тебе останется всё, что в нём было.

     

    * * *

    Моих поцелуев
    опять не хватило
    на всю
    длину
    твоих ног…

     

    * * *

    Ни за что мне не стать этим ветром —
    перебирающим твои волосы, когда хочет,
    слепым.

     

    * * *

    Так пахнет твоё лоно, так
    моя рука сжимает жаркий призрак,
    так плывут
    в тяжёлых сумерках над очертаньем тел
    их безглагольные гортанные сонеты,
    что кажется: я сотворил тебя.
    Из глины,
    из обрывков старых книг,
    из жадных взглядов, брошенных чужими,
    из женщин, чьи глаза и губы
    давно забыты мной, из той тоски,
    что приобщает к жизни или к праху,
    чтобы алмазной пылью на стекле
    другой души сверкнуть и сделать больно,
    из смертных снов, из пустоты любви…
    И вот теперь, пугливо проведя
    ладонями по влажным белым бёдрам,
    я должен взять перо — чтобы не знать,
    как ты страдаешь в этом воплощеньи.

     

    * * *

    В подтвержденье любви понижается голос до взгляда,
    не ища правоты, и сжигает сетчатку глагол.
    И чужое молчанье висит запредельною нотой
    над твоей головой — как обыденный уличный шум.

     

    Скоро

    Скоро я научусь
    не верить своим словам.
    А стихи, посвящённые только тебе,
    станут достоянием ветра.
    И к ним не нужна будет подпись.

     

    Вернись в меня

    Вернись в меня —
    неуловима, как
    твои слова, растущие на склонах
    чужих садов, где воздух напряжён
    желаньем бытия, где сжата между ними
    моя тоска, и кажется, что миг
    прикосновенья обернётся взрывом —
    и после нас от нас родится Бог…

    Вернись в меня —
    и эти облака
    склубятся в контур
    нашего бессмертья…

     

    * * *

    Я грустный человек. Когда ты спишь,
    мне нравится дышать твоим дыханьем
    или читать, склонившись над тобой,
    твоё лицо. Мне нравится, поверь,
    молчание, ведущее к другому,
    и чистый взгляд твоих закрытых глаз…

    Потом ты губы разомкнёшь — и станет больно,
    потом взмахнут ресницы — и, как прежде,
    я буду беспокойным, странным, слабым…

    Я грустный человек. Но если ты
    останешься наутро и увидишь,
    что этот человек, как ты, уснул, —
    я не узнаю, что с тобой случится…
    Ночь одиночества

     

    Через два года

    Всё кончилось? Но кажется, что всё
    ещё начнётся: долгий разговор
    прервётся не молчаньем — поцелуем.
    И электричество меж нашими губами
    сверкнёт впервые…

     

    * * *

    Зияние опустошённых дней
    возлюбленной подносят как сиянье.
    Прикрой глаза. Ослепни. Отвернись.
    Не вглядывайся вглубь чужого взгляда.
    Любимая, не двигайся ко мне —
    иначе ты умрёшь или полюбишь.

    Оставьте ответ

    Введите ваш комментарий!
    Введите ваше имя здесь

    четырнадцать + 8 =

    Выбор читателей