Лучшие книги_600*90

 

23 декабря 1909 г. (5 января 1910 г. по нов. ст.). В этот день в верховьях Иртыша, вблизи китайской границы, в казачьем городке Зайсане родился Павел Васильев. 16 июля 1937 г. он был расстрелян в Лефортовской тюрьме и погребён в могиле безымянных «невостребованных прахов» на кладбище Донского монастыря.

До реабилитации в 1956 г. «хулигана, антисемита, террориста, врага народа», якобы готовящего покушение на самого Сталина, имя Васильева было под запретом.

Время показало: этот «враг народа» – великий русский поэт. По определению Алексея Толстого – гений

5–7 декабря 2019 г. в Павлодаре, городе детства Павла Васильева, где он окончил школу, состоялась Международная научно-практическая конференция «Идея евразийства в мировой культуре», посвящённая 110-летию со дня рождения поэта. Для участия в ней приедут люди из Москвы, Новосибирска, Усть-Каменогорска, Алматы, Барнаула… Писатели Эльвира Кочеткова и Владимир Тыцких представляли на конференции Владивосток. В этом городе Павел Васильев за свою короткую жизнь побывал дважды. Мемориальная доска в память о нём на здании бывшего Восточного института, что на улице Пушкинской, установлена первой в России. Во Владивостоке шестнадцатилетний парень с Иртыша впервые опубликовал свои стихи. Здесь состоялось его публичное выступление, итогом которого стало признание: Павел Васильев – поэт!

В Павлодаре Владимир Тыцких выступил на пленарном заседании участников конференции, Эльвира Кочеткова – на заседании секционном. В сборнике материалов конференции опубликованы их работы: «От Иртыша до Тихого океана» и «У тихой бухты тихой жизни нет..»

Мы предлагаем читателям заметки, написанные специально для «Бюро Постышева» по горячим следам встреч в Павлодаре.

 


 

 

Владимир Тыцких. Бюро Постышева

ВЛАДИМИР ТЫЦКИХ
Родился на Рудном Алтае, окончил Усть-Каменогорское медицинское училище и Киевское высшее военно-морское политическое училище. Служил на кораблях и подводных лодках на Балтике и Тихом океане. Автор более 30 книг прозы, поэзии, публицистики, литературной критики. Член Союза писателей СССР (России) с 1988 г.
Член Русского географического общества.
Заслуженный работник культуры РФ.
Живет во Владивостоке.

 

Над поэзией и дружбой время не властно

Встретил Павлодар – нельзя представить лучше. Все приехавшие на 110-летие поэта из Казахстана и России, конечно, каждый по-своему видели встречу с «ястребиным городом» Павла Васильева, но были едины в ожидании: она пройдёт замечательно. Реальность, однако, превзошла самые радужные предположения. Всё-всё, что состоялось в Павлодаре в течение трёх дней и трёх вечеров, было удивительно, было превосходно, было прекрасно. Просто – здорово!

Ещё в Новосибирске возникло это странное – детское, противоестественное для моего возраста – чувство: времени нет. Когда-то оно уже появлялось. Ненадолго, чрезвычайно редко, раз-другой за всю жизнь, но не было таким сильным и отчётливым…

У Павла Васильева
Директор Дома-музея Павла Васильева Закия Саясатовна Мерц.
г. Павлодар.

Чуть больше суток – у Володи и Галины Нарбут. Улица Вертковская. Добрая, приветная трёхкомнатка, где впервые гостил полвека назад. За несколько лет после предыдущей встречи здесь (а до этого: Владивосток, рыбалка в Уссурийском заливе, чайная церемония в Пекине, Порт-Артурская крепость, Хабаровский и Приморский края – Дни славянской письменности и культуры…) мы не помолодели. Но сидим дома, говорим, бредём с Володей по городу – говорим снова и… – времени нет!

Дружба наша берёт начало с той поры, когда Володя вместе с моим братом Алексеем блистали на первом курсе журфака КазГУ в Алма-Ате, а ветер с Днепра играл в Киеве ленточками моей курсантской бескозырки. Сколько воды утекло в алма-атинских арыках, в Оби и Славутиче! А она всё течёт, течёт… Времени нет.

Так ясно, так горячо (аж сердце застучало, словно его ещё не подлатали в аритмологии новосибирской клиники им. Мешалкина) подумалось об этом, когда в паре сотен шагов от дома Нарбутов фотографировал друга у потрясающего памятника: бревно с офицерской планшеткой и автоматом ППШ, котелок над костром… Нет времени подвигу воинов-сибиряков… Да и – дальневосточников. Да и…

Алексей Тыцких, Виктор Богданов
Омск. Алексей Тыцких (слева) и Виктор Богданов.

Потом – Омск. Брат Алёша. Друзья. Давние, испытанные, настоящие. Виктор Богданов– поэт, литературный критик, умница. Живёт в историческом центре города, рядышком с местом, где стоял острог, в котором отбывал каторгу Фёдор Михайлович Достоевский. Коля – Николай Шакин. Однокурсник по Киевскому высшему военно-морскому политическому училищу. Начинал матросом на Черноморском флоте, офицером – на Тихоокеанском, на крейсере «Адмирал Сенявин». Завершил в Борисполе, на контрольно-пропускном пограничном пункте «Киев-аэропорт» Пограничных войск КГБ СССР. Надя – Надежда Бронш. Заведующая омской библиотекой им. Павла Васильева. В библиотеке мы с Лешей, можно сказать, свои. Прошлая творческая встреча состоялась здесь в 2016 году, когда с моим другом детства Олегом Шелудько и женой Олей заезжали в Омск по дороге из Москвы в Усть-Каменогорск…

Дальше будет Павлодар. До него – 4 сотни километров и 6 с хвостиком часов на «Газели», которая ещё до света 4-го декабря заберёт пассажиров прямо от подъездов омских домов. И нас с Надеждой Александровной – тоже. И засветло доставит к подъездам по адресам павлодарским. Меня – в гостиницу «Север», куда до утра 5-го съедется часть приглашённых на встречу с Павлом Васильевым (мои земляки из Усть-Каменогорска разместятся в Павлодарском государственном педагогическом университете, но столоваться будем все вместе в «Севере» – тут недалеко совсем). Надежду Бронш директор Дома-музея Павла ВасильеваЗакия Мерц приютит у себя дома. Поздно вечером из Владивостока туда же причалит Эльвира Кочеткова, без промедления пересев в аэропорту Толмачёво из самолёта в междугороднюю маршрутку, место в которой Закия Саясатовна зафрахтует заранее…

 

 

Анкета
Павел Васильев в родном доме. Анкета арестованного.
Фонд мемориального музея поэта, г. Павлодар.

Кому, зачем нужны все эти подробности, лишённые даже намёка на малейшее значение для всех, кто их не пережил? Для меня сейчас не существует этого вопроса. Достаточно сознания: по путям-дорогам, о которых идёт речь, когда-то прошёл-проехал Павел Васильев. Что связывало его с Павлодаром, Омском, Новосибирском, да и с далёким-далёким от Иртыша Владивостоком, можно узнать из его стихотворений, писем, материалов его расстрельного дела, из десятков и десятков книг и статей, посвящённых его жизни и творчеству. Берите журналы, открывайте книги, листайте подшивки старых газет. Вы найдёте там Васильева, и он не откажет вам в знакомстве.

Это будет не просто знакомство. Это будет открытие. Павел Васильев войдёт, ворвётся в вашу жизнь и останется с вами навсегда. Как остался он с Павлом Косенко, литературным критиком из Алма-Аты, первым после реабилитации поэта написавшим о нём в газете «Казахстанская правда» и в 1967 году издавшим книгу «Павел Васильев. Повесть о жизни поэта».

Друзья
Владимир Тыцких и Николай Шакин (справа), г. Омск.

Павел Косенко, живший в столице Казахстана, родом из Омска. Так что ему тоже были ведомы дороги, которые когда-то открывались перед Павлом Васильевым, а теперь открываются перед нами.

 Мой брат Алексей, вся семья наша, услышали о Васильеве от Косенко, когда Павел Петрович приезжал с алма-атинскими писателями в Усть-Каменогорск и по дружбе заглянул к нашему отцу на улицу Мызы. Для нас стало гордым открытием: недалеко от Усть-Каменогорска, выше по течению Иртыша, в трёхстах, если по прямой, верстах, в маленьком казачьем городке Зайсане когда-то родился удивительный поэт.

Там же, в Усть-Каменогорске, судьба сведёт нас с бывшим военным летчиком, потом выдающимся краеведом, посвятившим жизнь истории и достойнейшим людям родного Прииртышья, Станиславом Черных. А подружит с ним – Павел Васильев, о котором наш земляк напишет поистине бессмертные книги.

Придёт время, и у Лёши появится стихотворение:

Павлу Васильеву

Ты пришёл из просторных степей
Удивлять города своим говором,
Рассказать, как трепещется горлинка
На крючках ястребиных когтей.

Степь не втиснет раздолье своё
В многотомье поэта иного,
Из аркана гортанного слова
Ты один не упустишь её.

Я и сам с Иртыша, как и ты,
Что-то дикое есть в этих водах;
Не с того ль у глотающих воздух
В лодках рыб перекошены рты.

Не с того ль до сих пор не в ладах
Песни нашей реки просторной
С теми песнями, на которых
Соловьи помешались в садах.

В Павлодар брат не поехал – были причины. Но многие хозяева и гости знали Алексея давным-давно, знали и это его стихотворение. С Верой Лазаревой, к примеру, Алексей ещё в годах 1960 – 70-х работал на Восточно-Казахстанском телевидении. И Вера в плену у Павла Васильева. В своё время она сотворила замечательный телефильм о поэте. В фильме увековечены родные Павла Васильева, вспоминают, говорят о нём люди выдающиеся: Андрон Кончаловский, Сергей Поделков, Валентин Сорокин, Валентин Устинов… Один из самых даровитых, что называется, штучных писателей отечества нашего, Валентин Сорокин через годы после создания фильма Верой Лазаревой поклонится Павлу Васильеву в пронзительной книге «Крест поэта», посвящённой лучшим из лучших певцов родной русской земли. В трудном для страны и литературы 1990-м году Валентин Устинов с небольшой группой московских литераторов приедет во Владивосток на 80-летие Павла Васильева. До конца жизни В. Устинов, сам тоже мощный поэт, будет поддерживать связь с городом, удостоенным удивительно нежных слов «русского беркута», покидавшего тихоокеанский берег, чтобы через какой-то десяток лет оказаться на кладбище Донского монастыря в могиле«невостребованных прахов»:

 …Прощай, прощай, прости, Владивосток.
Прощай, мой друг, задумчивый и нежный…

Над этими строками, над дорогой между Владивостоком и Москвой, преодолённой, пережитой поэтом, нет времени. Как нет его между Зайсаном и Павлодаром, между Омском и Новосибирском… Времени нет, пока помним. Нет времени, пока есть, кому помнить.

Лучший, по оценке Валентина Пикуля, современный прозаик-маринист Николай Черкашин, в молодости сам отдавший дань поэзии, в городе нашенском бывал не однажды. В последний на сегодня его приезд мы на Морском кладбище склонились перед памятью моряков-подводников, погибших при исполнении воинского долга, и потом ещё успели с другими важными делами, ради которых моему товарищу стоило мчаться из Москвы к Тихому океану. И выдалось совсем немножко времени, заранее ни к чему не назначенного, когда можно никуда не спешить.

Здесь учился Васильев
Здание бывшего Восточного института.
Здесь в 1926 году останавливался выдающийся русский советский поэт Павел Васильев.

Мы пришли на улицу Пушкинскую, к зданию бывшего Восточного института, в котором бывал Павел Васильев, о чём гласит посвящённая поэту мемориальная доска. Представили, как по всему Транссибу, от Москвы до столицы Приморья, во всех городах, где бывал Павел Николаевич Васильев, одновременно проходят дни его памяти, и города эти передают друг другу эстафету ежегодных всероссийских Васильевских чтений. Как появляются на сохранившихся столетних зданиях, где Павел Васильев обретал хотя бы кратковременный кров, памятные доски. Как школьники в российских школах пишут сочинения о неповторимом, непревзойдённом евразийском поэте, жизнь и творчество которого в уважительном объёме внесены в обязательную программу по литературе… Нам виделись памятники Павлу Васильеву на площадях российских, прежде всего, конечно, сибирских и дальневосточных городов. Виделось его имя в названиях улиц, на борту судна, идущего в знакомую ему Японию, на фюзеляже современного авиалайнера, летящего в просторном небе над великой землёй, которую он так беззаветно любил и так вдохновенно пел.

Времени не было…

 

В гостях
Владимир Берязев (г. Новосибирск) в Павлодаре у входа в Музей Дмитрия Багаева.

 

Лучшие книги_600*90




 

 

Бюро Постышева. Кочеткова Эльвира

ЭЛЬВИРА КОЧЕТКОВА
Родилась во Владивостоке на острове Русский. Окончила физический факультет Дальневосточного государственного университета, аспирантуру Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Заведующая кафедрой физики Морского государственного университета имени Г.И. Невельского, кандидат физико-математических наук, доцент.
Публиковалась во многих литературных сборниках, в газетах и журналах Москвы, Санкт-Петербурга, Хабаровска, Владивостока.
Член Союза российских писателей. Член Русского географического общества.

 

Слушая степь

На родине, во Владивостоке, на островах залива Петра Великого, на живописных обрывистых берегах его, частенько стою у края. Воды и земли. Безбрежности. Взгляд простирается вдаль, и эта даль задаёт тему: бренность жизни и малость человека. Легко отвожу взор и радуюсь сопкам, скалам, деревьям, наконец, городу, который словно летит над морем. Дороги в моём краю петляют, кружат, выбирая проходимую сушь, бегут наверх или под гору – так по всей приморской земле в предгорьях Сихотэ-Алиня.

…Сейчас маршрутное такси мчит из Новосибирска в Павлодар. У меня – восемь-десять часов на раздумья. Диву даюсь, не смыкая глаз: край неведомый растекается равниной во все стороны беспредельно. Куда ни глянь. Я теряюсь, прижимаюсь к спинке сиденья, пытаюсь понять степь. Эту огромную пустошь, в которой кто-то умеет жить. «Застёгнутый наглухо/ворот степей» рвёт незнакомая дорога. Прямая, кажется, бесконечная, вызывающая дрёму. А если не на машине – на лошадях?! Как встарь. Да в метель. А если джут?.. И пошло-поехало. Полетели строки. Из поэм и стихов Павла Васильева… Затаив дыхание, слушаю сквозь рокот мотора эту самую степь, вглядываюсь. Жду встречи. С Павлодаром. С Иртышом. Ищу тальники, камыши и лабазы, по которым были разбросаны песни. А вдруг увижу солончаки? А вдруг – следы «степного богдыхана» верблюда? Хочу узнать, как пахнет и о чём говорит степной ветер. Приморский шуршит морем, пахнет солью, мазутом, перекликается с пароходными гудками, скрежетом портовых кранов…

Павлодар начинается с приглушённого света у почти ночного подъезда. С объятий. С горячего ужина на тёплой кухне в обычной советской многоэтажке со старым лифтом, у которого барахлят двери. В этом доме живёт Закия. Закия Мерц. Здесь меня ждут Надежда Бронш (директор библиотеки им. Павла Васильева в Омске) и Владимир Тыцких. Закия вернётся домой позже, завершив последние хлопоты. С Надеждой видимся впервые. Через минуту чувствую – родные. Так бывает. Моё перемещение из России в Казахстан кажется виртуальным. Но разум настаивает: ты уже здесь.

 

 

Эльвира Кочеткова у памятника
Эльвира Кочеткова у памятника поэту. Сквер имени Павла Васильева, г. Павлодар.

В фойе Павлодарского государственного педагогического института встречаются все гости. Многие лица знаю по фотографиям. Лица улыбаются, кучкуются, разбегаются. И снова собираются возле ребятишек, читающих стихи Павла Васильева. Я разглядываю юных казахстанцев. У большинства – восточный прищур; мне интересны эти глаза… Глядя в них, ощущаю слепящее солнце степи, от которого хочется укрыться. Верчу головой, смыкаюсь с пространством, почти не замечаю, как Любовь Степановна Кашина показывает толстую книгу в малиновой обложке в ряду других на выставочной полке. Её книгу о Павле Васильеве. Книга будет потом. По возвращении. А сейчас – эти школьники, легко переходящие с казахского на русский и обратно. Улыбчивые, красивые, современные.

Коридоры института светлы и чисты. Похожи на галереи музеев. Стены в фотографиях и медалях. Мы спешим мимо хорошо оборудованных аудиторий в краеведческий музей, потом в актовый зал.

Выступление
Актриса Наталья Маева (г. Москва) читает стихи Павла Васильева. Дом дружбы, г. Павлодар.

Зал полон. Преподаватели и студенты, васильеведы, гости и хозяева. Всех приветствует ректор. Сначала на казахском. Потом на русском. Звучат выступления. Академичные, близкие к тексту или прямо из сердца. Светлана Ивановна Гронская – живая история. Её речь проста и очень точна. Задаёт уровень и атмосферу форума. Начинается с благодарности ко всем собравшимся. Владимир Берязев говорит от души и играет на каком-то неведомом инструменте. Завтра и послезавтра его попросят сыграть ещё не один раз. Владимир Тыцких – тоже коротко, но объединительно. А после – про то, о чём с трудом молчали мы оба – вручает Закие медаль В.К. Арсеньева от имени Приморского отделения Русского географического общества – ОИАК. Медаль очень по адресу. Закия единственная из павлодарских васильеведов добралась до тихоокеанских берегов Павла Васильева. Наблюдать, как она слушает море, было большим удовольствием. Признавшись у Токаревского маяка на мысе Эгершельд, что у неё день рождения, пожелала остаться, чтобы наслушаться, наглядеться. Мы просидели часов пять, прежде чем она согласилась двинуться дальше. Теперь мы с Владимиром Тыцких добрались до её владений – территории памяти, про которую она знает всё. Атмосфера в зале создаёт ощущение: великий русский евразийский поэт Павел Васильев жив и будет жить, поднявшись над всем тленным, над предателями и обвинителями, над ушедшими гораздо позже современниками. Над теми, кто живёт сейчас и будет жить после.

В Доме Дружбы красивая сцена с синим ковром, на котором повторяется белый узор, похожий на россыпь снежинок. На встрече с актрисой Натальей Маевой, читающей стихи Павла Васильева, я успела хорошо разглядеть его из зала.

Теперь ковёр у меня под ногами. Радостно и с каким-то неверием понимаю: в зале – васильеведы, которым буду читать свои стихи. Пропадай моя голова… Путь к этой минуте – длиною в десяток лет. От вечернего костра со стихами Павла Васильева, через пахоту земной жизни и творческую бессонницу.

Выступление на секции
Секционное заседание Международной научно-практической конференции «Идея евразийства в мировой культуре» ведут Закия Мерц (слева) и Эльвира Кочеткова, г. Павлодар.

Я не забуду этого зала. Я увезу его с собой.

Как увезу дыхание старинного Павлодара из музея фотографа Дмитрия Багаева, уютную атмосферу Дома-музея Павла Васильева, нежный образ Анастасии Цветаевой из музея Ольги Григорьевой, взгляд на Павла Васильева художника Виктора Поликарпова, добросердечность казахов, радушие таксистов, объятия новых и старых друзей и новую мечту – обязательно сюда вернуться. Желательно летом. Чтобы на «тонких нитках писка» пели здешние комары, зелёной пеной перекипала прииртышская трава, стонали от жажды цветы и отражалась в верблюжьих глазах степь. Я обязательно пойду искать того самого верблюда…

Пока же в сердце и на устах зимний Павлодар декабря 2019 года…

 

***

Великому русскому поэту

Павлу Васильеву

 

Вот и я стою над Иртышом.
Не дыша.
Не веря.
Не смеясь.
Белым снегом лёд запорошён.
Где вы, птица-гусь и рыба-язь?

Разве вы не слышите, как я
На дорогу выхожу с конём?..
Ты скажи, скажи мне, Закия,
Эта ли дорога – не о нём?

Не о нём ли с кружевами дом?
Вон берёза белое плечо
Изогнула над декабрьским льдом,
Дышат рукавицы горячо…

С первым снегом зиму завезли.
Хочешь бабу снежную – лепи!
Пляшет дуб! И пляшут ковыли,
Словно гривы конские в степи.

С криком ветер под ноги упал,
И буран отправился в бега…
Встань, поэт! Ты слишком долго спал.
Твой Иртыш
разносит берега.

Участники встречи
Участники конференции в Доме дружбы, г. Павлодар.

 



Лучшие книги_600*90

 

Стараниями Эльвиры Кочетковой и Владимира Тыцких, литературно-музыкально-художественная студия «Паруса» Общества изучения Амурского края располагает богатым фондом материалов о Павле Васильеве, собранным в течение нескольких десятков лет. В нём представлены книги, брошюры, публикации в периодике васильеведов России и Казахстана, в том числе и работы самих студийцев. В Павлодаре коллекция «Парусов» пополнилась новыми изданиями. Практически все они – заведомые раритеты. Книга дочери Павла Васильева Натальи Васильевой «Маленькие истории больших стихотворений» выпущена в Москве редакцией альманаха «Академия поэзии» тиражом всего в 300 экземпляров. Немногим больше тираж первого в отечественном васильеведении целостного исследования творчества поэта, рассмотренного под углом евразийской темы. Монография «Концепт евразийства в поэзии Павла Васильева» вышла в свет в Омске. Авторы: Валерий Хомяков (г. Омск), Нина Попова (г. Москва), Закия Мерц (г. Павлодар). Книга «Протяни мне Родина, ладони свои…» написана Любовью Кашиной, с 1998 по 2010-й годы директора Дома-музея Павла Васильева. Том в 650 страниц, вобравший в себя многолетние исследовательские и поисковые работы автора, издан в Павлодаре в 2014 году тиражом всего-навсего в 150 экземпляров. Три странички в книге посвящены владивостоцам.

 

Любовь КАШИНА

«Неразделима между нами нить…»

Имя Павла Васильева приобретает всё большую популярность. Всё новые и новые имена исследователей творчества Павла Васильева появляются в России. Домом-музеем поддерживается тесная связь с васильведами самых отдалённых уголков. Недавно нами вновь налажена утерянная связь с васильведами из Владивостока. Фонды Дома-музея пополнились новыми материалами Эльвиры Кочетковой, физика по профессии и лирика по призванию. Она подарила Дому-музею сборник стихотворений «Фиолетовое имя», который подписала: «С благодарностью к людям, сохранившим для меня имя Павла Васильева. Эльвира».

Слово Владимиру Тыцких
Творческий вечер поэтов Владимира Берязева, Эльвиры Кочетковой, Владимира Тыцких (слева направо). Дом дружбы, г. Павлодар.

Кроме того, в 7-м номере журнала «Сихотэ-Алинь» за 2010 год ею опубликован большой исследовательский материал «Запомним: Павел Васильев!» Эпиграфом к материалу взяты предсмертные слова поэта в тюремной камере: «Запомни…Павел Васильев…поэт…русский…» В этом же номере напечатаны и стихи П. Васильева.

С огромной любовью, очень поэтически Эльвира проводит анализ произведений П. Васильева. А ведь совсем недавно она не знала его имени.

«Таких стихов я ещё не читала… И с чего начать о них говорить – не знаю, потому что его поэзия – практически неисчерпаемое явление, многослойное и многогранное. Явление, к которому литературоведы подступались с различных сторон, но оно, на мой взгляд, так и осталось тайной – красивой, устремлённой в века. Необузданная энергия, неуправляемый атомный взрыв отпущенной на свободу метафоры и ничем не напуганное новаторство поэтического строительства образа! Но при этом – такая правда! Светлая и горькая, тихая и неотступная, самая настоящая…»

Если откровенно, впервые я читала материал о поэзии П. Васильева, написанный с такой любовью и эмоциональностью. Непроизвольно проникаешься этим, поражаешься умением тонко чувствовать, найти слова для выражения этих чувств. Наверно, сказывается то, что Эльвира – поэтесса и пишет сердцем.

…Неразделима между нами нить.
Мне без тебя не высказать ни слова,
Ни умного, ни самого простого,
И ни одной слезы не проронить…
          (Разговор с сердцем)

В журнале «Литературный меридиан» № 11 за 2010 год помещён отзыв на публикацию Эльвиры Кочетковой Марии Калининой из г. Рошаль Московской области, где она пишет:

«Получив очередной номер, на одном дыхании «проглотила» и прозу, и стихи, отодвинув дела на даче…

Никогда не слышала о Павле Васильеве. Это действительно гений: что ни строчка, то афоризм, замечательные стихи. А какой красавец на фотографии. Да, надо, чтобы мы, дети наши знали о таких талантливых людях, чтобы память о них сохранялась в названиях улиц, площадей, библиотек. Спасибо Эльвире Кочетковой за знакомство с Павлом Васильевым».

Валентин Курбатов
Валентин Курбатов, г. Псков.

А критик Валентин Яковлевич Курбатов из Пскова заметил: «Был в русской поэзии великий поэт, торопливо и жадно забытый».

Домом-музеем получены два сборника стихов Владимира Тыцких. Владимир Михайлович – публицист, прозаик, поэт, литературный критик, член Союза журналистов СССР, член Союза писателей СССР, заслуженный работник культуры России. Родился на рудном Алтае, в Лениногорске, учился в Усть-Каменогорске. Сейчас живёт во Владивостоке.

В своей книге он написал: «Павлодару и павлодарцам – хранителям памяти великого Павла Васильева».

В сборнике есть и посвящения поэту:

 …Дай Боже – пригубить хотя бы…
Звончее Павла не споёшь
Про эти каменные бабы
И про не каменные – тож…
…Останься, песня, недопетой –
Умри на кончике пера.
Ведь были на Руси поэты –
Бог мой, какие мастера!
Великие! Не люди – звери,
Поднявшиеся до Богов!..
Побыть хотя бы подмастерьем
У страшных этих мастеров…

Владимир Тыцких, рождённый в Восточно-Казахстанской области, конечно, не мог не знатьо Павле Васильеве. В журнале «Сихотэ-Алинь» за 2008 год он опубликовал материал «Дорогие мои земляки», где пишет о П. Васильеве, Е. Курдакове, Ю. Плеслове, В. Протасове, В. Орловой.

О Павле Васильеве он пишет: «Его поэзия выпукла, зрима, обладает вкусом, цветом, запахом. По разнообразию и неожиданности, по красоте и точности, по живописи и силе метафоры ему нет равных во всей великой русской литературе. По этому «показателю» в прозе, кажется, только Андрей Платонов под стать Васильеву».

Так поэзия П. Васильева шествует по земле, привлекая всё новых поклонников его творчества, зажигая огонь любви к истинной поэзии.

 

 

Лучшие книги_600*90

Оставьте ответ

Введите ваш комментарий!
Введите ваше имя здесь

14 + 12 =